shadow

Зомбиленд


shadow

Почему в экономических моделях принято считать человека примитивным существом, озабоченным лишь личной выгодой?

В середине 1980-х годов американские психологи провели эксперимент: группа испытуемых была поделена на пары, где одному из участников выдавалось 20 долларов, которыми можно было либо поделиться с партнером, отдав ему половину, либо оставив себе 18, а ему отдав 2 доллара.

Как ни странно, три четверти участников поделили деньги поровну, хотя могли без всяких проблем забрать себе большую часть. Более того, в продолжение эксперимента, с теми, кто «пожадничал», большая часть группы дела иметь вообще не захотела.

В 1990-е годы россиян призывали отказаться от использования дачных участков в качестве подсобных хозяйств, пытаясь привить россиянам рыночное поведение. Простой расчет показывал — городскому населению невыгодно тратить время и силы на выращивание овощей и фруктов, гораздо выгоднее потратить это время на дополнительный заработок, а затем купить все необходимое в магазине. Дачное подсобное хозяйство убыточно с точки зрения чистого экономического расчета. Но большинство россиян этот факт не останавливает. Можно привести десятки подобных примеров как из реальной жизни, так и из экспериментальных ситуаций. Люди далеко не всегда совершают экономически значимые действия как рациональные эгоисты.

ПРОЩЕ НАДО БЫТЬ

Конечно, и в приведенных примерах есть своя логика — внутри небольшого коллектива невыгодно (да и психологически неприятно) быть конкурирующим эгоистом, никто просто не станет с тобой иметь дела, а дачный участок, убыточный 20 лет подряд, может в прямом смысле спасти жизнь в ситуации продуктового дефицита и внезапного экономического кризиса. На принятие подобных решений оказывают влияние не только холодный эгоистический расчет, но и эмоции, культурные и моральные установки, психологические особенности мышления. Однако роль культурных и моральных установок людей в экономических поступках, к сожалению, до сих пор не является предметом серьезного научного изучения.
Удивительный, но неоспоримый факт: со времен Адама Смита и по сей день в большинстве экономических теорий и математических моделей, несмотря на их чрезвычайную сложность, в качестве субъекта, принимающего экономические решения, выступает предельно примитивная «модель человека», известная как Homo Economicus.

«Экономикус» обладает четырьмя главными качествами:

1. Он действует на конкурентном рынке, что предполагает его минимальную взаимосвязь с другими экономическими людьми. «Другие» — это конкуренты.
2.Экономический человек рационален с точки зрения механизмов принятия решений. Он способен к постановке цели, последовательному ее достижению, расчету издержек в выборе средств такого достижения.
3.Экономический человек обладает полнотой информации о той ситуации, в которой он действует.
4.Экономический человек эгоистичен, то есть он стремится к максимизации своей выгоды.

Именно эти допущения приводят к тому, что экономическое поведение рассматривается как область, свободная от всего «человеческого». Будто бы занимаются бизнесом, играют на бирже, работают и совершают покупки не те же самые люди, которыми движут весьма разнообразные мотивы (стремление быть в безопасности, тщеславие, азарт, потребности в любви и уважении, зависть…), а какие-то абстрактные роботы. И главное — будто бы в своих поступках эти люди вовсе не руководствуются своими представлениями о том, что хорошо, а что плохо!
Не нужно обладать никаким специальным знанием, чтоб разглядеть очевидную «натянутость» каждого пункта. Люди крайне редко действуют индивидуально эгоистически. Даже самый жестокий и хладнокровный человек делит людей на своих и чужих, применяя к этим группам совершенно разные правила. А любое действие «в интересах группы» уже отличается от чистой конкуренции всех со всеми.

Пункт 2 о рациональности всех поступков опровергается все историей человечества, которая полна роковых просчетов, стоивших жизни миллионам людей. Даже самые опытные военные стратеги и государственные деятели постоянно делают ошибки как в постановке целей, так и методах их достижения. Что уж говорить об обычных людях или среднестатистических бизнесменах.

Аргумент о полноте информации вообще наиболее одиозен. Человек практически никогда не владеет всей полнотой информации о том, что происходит вокруг. Если же говорить о ситуации информированности в чисто экономических ситуациях — будь то биржевая игра или корпоративные интриги, — то возможности для доступа к информации у крупных и рядовых игроков просто несравнимы.

ЗОМБИЛЕНД
Максимизация личной выгоды — тоже не единственная распространенная стратегия не только среди людей, но и в живой природе. Хотя мы и привыкли использовать выражение «как в джунглях» в качестве синонима безжалостной борьбы за выживание, ученым давно известно множество примеров, когда для этого самого выживания стаи или вида конкретными животными используются стратегии альтруизма. Нет необходимости даже обращаться к примерам среди высших животных, достаточно взглянуть на любой муравейник.
Одним словом, не все так просто.

МЕХАНИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА

Чтобы лучше понять, откуда взялась в экономической науке вся эта современная «занимательная механика» вместо целостного представления о человеке, нужно присмотреться к тому, когда возникли первые теории экономического поведения. С XVIII века идеи прогресса и просвещения начинают завоевывать умы европейцев. На фоне мистики и суеверий идеи торжества разума и материальности мира, который можно изучить до конца с циркулем, микроскопом и пробиркой, — захватывающи и перспективны. С точки зрения ученых того времени, человек — это сложное механическое устройство, которое умеет лишь ощущать и думать. Стало модно считать человека существом, которым руководят природные инстинкты, стремление к выгоде и удовольствию и страх лишений и огорчений.

Столь же рациональны и эгоистичны люди и в сочинениях большинства теоретиков экономической мысли XVIII и XIX веков. У Адама Смита автономными индивидами движут два природных мотива: своекорыстный интерес и склонность к обмену. У Джона Стюарта Милля людьми руководит стремление к богатству и при этом отвращение к труду и нежелание откладывать на завтра то, что можно употребить сегодня.

Надо заметить, что некоторые ученые уже тогда осознавали ограниченность представления о человеке в экономике как о механистическом рациональном субъекте. В трудах представителя немецкой исторической школы экономической теории XIX века Б. Гильдебрандта, человек «как существо общественное, есть, прежде всего, продукт цивилизации и истории. Его потребности, образование и отношение к вещественным ценностям, равно как и к людям, никогда не остаются одними и теми же, а географически и исторически беспрерывно меняются и развиваются вместе во всей образованностью человечества». Торнстейн Веблен считал, что людьми в экономических поступках движет вовсе не рациональный расчет, а стремление к повышению социального статуса, далеко не всегда рациональное, и зависящее от того, в каком культурно-историческом контексте это происходит.

Однако сторонники «антропоцентрической экономики» всегда оставались в меньшинстве, и в общественном сознании четко укрепилась мысль о том, что экономика — это поле, в котором главный мотив людей и организаций — максимизация своей прибыли, независимо от того, какие именно это люди и организации, в какой стране они находятся и какое мировоззрение разделяют.

ЭТО НЕ БАГ, ЭТО ФИЧА

Опровергать эти абстрактные теории стало возможно с накоплением экспериментального опыта психологии.

Во-первых, рациональному принятию решений сильно препятствует само устройство человеческой психики. Так, еще в 1960-е годы психологи обнаружили доказательства удивительно мощного влияния ситуаций на поступки людей, эффект «мухи и слона», где муха — это рациональный мотив и причины поступка или решения, а слон — сиюминутная ситуация. Все мы знакомы с этим эффектом. В одном из рассказов Конан-Дойла о Шерлоке Холмсе великий сыщик поясняет Ватсону, почему он не внес в список подозреваемых даму, которая очевидно сильно нервничала, отвечая на его вопросы — у нее просто был не напудрен нос. Самая незначительная деталь, сказанное «под руку», интонация собеседника, внезапная смена настроения часто способны повлиять на поведение человека, перевесив все рациональные и давно обдумываемые аргументы.

Кроме психологических особенностей, серьезно влияют на экономическое поведение человека мировоззренческие установки. Например, существует интересная игра «Ультиматум». Ведущий предлагает двум игрокам некоторую сумму денег. Первый игрок должен поделиться деньгами со вторым, но, если второго не устроит предлагаемая ему доля, они оба вообще ничего не получат. В соответствии с логикой «Экономического человека», второй участник должен был бы соглашаться на любую, даже самую маленькую сумму, иначе он не получит вообще ничего. Однако практика показала, что такие отказы происходят очень часто — предложение слишком маленькой суммы второй игрок воспринимает как неуважительное или оскорбительное к себе отношение и решает лучше вообще лишиться денег и заодно не дать возможность их получить первому игроку. В экспериментах с участием американцев чаще всего соотношение оставляемой и предлагаемой доли составляет 7:3, то есть «уважительным» считается предложение «войти в долю» на условии одной трети. А вот в России, согласно данным экспериментов 90-х годов, чаще всего игроки делили деньги пополам: то есть наши соотечественники были готовы отдать половину, опасаясь, что любое другое предложение будет отклонено. Второй участник отказывался от денег и лишал партнера возможности их получить, если дележ «несправдлив». Тут сразу можно вспомнить пословицы «Выколю себе глаз, пусть у тещи будет зять кривой». В рамках теории рационального поведения такие поступки вообще выглядят абсурдными, между тем в жизни мы постоянно встречаем ситуации, где люди отказываются от прямой выгоды, если в противоречие с этим входят чувства самоуважения, справедливости, обиды и многие другие неэкономические сущности.

Любопытно, что даже в рамках самой формальнологической теории игр можно опровергнуть тезис о рациональности эгоистического индивидуализма. В результате ряда экспериментов было получено доказательство, что при наличии коллективного интереса преимуществами обладает комплексная стратегия, основанная одновременно на конкуренции и кооперации, а также принципе разделения «свой-чужой», — то есть на кооперации со «с��оими» и конкуренции с «чужими», по сравнению с чисто конкурентными стратегиями.

БАНАЛЬНОСТЬ БЕЗРАЗЛИЧИЯ

Почему вообще эти теории имеют для нас какое-то значение? Не все ли равно, какие идеи разделяли деятели эпохи «машин и пара», и какие красивые конструкции строят математики, описывая абстрактных игроков-конкурентов? К сожалению, теоретики виноваты в том, что запускают в обыденное сознание людей «вирусы» якобы простых идей. Не надо читать Адама Смита, чтобы знать, что «бизнес есть бизнес». Однако, рассказывая о том, что только личное благо есть путь к благу общему, адепты этих теорий забывают, что сверхцели могут быть достигнуты лишь в результате сотрудничества и готовности работать не только на личную выгоду. Нельзя летать в космос, изучать океан и искать лекарства от рака, исходя только из сиюминутных задач получения прибыли. Более того, это даже и вредно, так как может привести в перспективе к экономическим потрясениям и переменам на устоявшихся рынках.
Еще одно печальное последствие таких идей — атомизация общества. Потому что рационально и безжалостно конкурировать можно только с «чужими», ведь к «своим» так не относятся даже преступники. «Экономический человек» тем успешнее, чем меньше вокруг него тех, на кого он смотрит, как на людей, а не на абстрактных конкурентов. Потому у нас так и процветает клановость и кумовство — пусть в таких примитивных формах, но все же люди предпочитают быть вместе с кем-то. Небольшой коллектив или группа, объединенная общими интересами, — серьезное препятствие для идей всеобщей конкуренции, «войны всех против всех».

Но дело не только в ограниченности теорий экономического человека. Идея внеморальности экономической деятельности, выноса за скобки всего, кроме выгоды и рационального расчета, опасна гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Лицемерие, обман и маленькие предательства, которые ежедневно происходят в больших корпорациях, потому что «тут зарабатывают деньги, а не занимаются благотворительностью». «Халтура» вместо культуры. «Почему ты такой бедный, если ты такой умный?» Привыкая к этой реальности, легко оправдать все некими абстрактными правилами рынка, где нет места размышлениям, что хорошо, а что плохо.

В отличие от теории, в жизни безразличные решения — потому что «так принято», «это просто работа» и «не мы такие — жизнь такая» — приводят не только к абстрактной личной выгоде, а к вполне реальным бедам. А отношение к другим людям просто как к средству для «выигрыша» — главная беда всей современной экономики.
«Люди могут заниматься преследованием своих собственных интересов без опасения, что это нанесет ущерб обществу, не только из-за ограничений, предписанных законом, но также потому, что сами они являются продуктами ограничений, вытекающих из морали, религии, обычаев и воспитания». И это не цитата какого-нибудь философа-утописта, а слова родоначальника рыночной экономики — Адама Смита. Его последователи подобные идеи о моральных и воспитанных предпринимателях из своих теорий выкинули за ненадобностью. Как коротко и ясно заявил два столетия спустя Милтон Фридман, единственный долг фирмы перед обществом — максимизация прибыли. Как в реальной жизни себя ведут не просвещенные предприниматели, а реальные «экономикусы», россияне знают не понаслышке. Причем на рынке сражаются между собой в борьбе за кошельки потребителей не только предприниматели- конкуренты. Вот свежий пример из этого ряда. Рабочие локомотивного депо в Москве вступили в драку с применением травматического оружия со своими потенциальными конкурентами, которые направлялись в депо, чтобы устроиться на работу за меньшую зарплату. В результате четыре человека получили ранения. Конкурентная борьба во всей красе.

Маринэ Восканян


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. сергей 2    

    Оценка ДЕЛА Сталина от миропонимания зависит.Даже среди отсидевших отношение часто понимающее к ситуации.В журнале Москва читал «исповедь» адекватного оппозиционера париота,отсидевего в лагерях : «Знал бы к чему приведёт страну наша возня  -лучше сидел до конца жизни».
    Мы ,большинство людей, до сих пор  понять,осознать, не можем,что было.А Вождю приходилось в реальном времени принимать далеко идущие решения,судьбоносные.И как показала жизнь правильные.Кто из ругающих Сталина способен встать на его место?Сейчас-прийти к власти через тюрьмы и лишения и вести успешно страну к цели, методично избегая уловки запада. Львиное большинство сидит в «зоне конфорта» и поругивает всех.Даже правде в глаза взглянуть боится.
      Нынешнее «руководство» в этой же нише ,мягко говоря.Обливая вождя  в СМИ выдают себя с головой.

  2. сергей 2    

    Извиняюсь,отвлёкся-мой коментарий к статье о Сталине.

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *