shadow

Российский правящий класс входит в состояние макросоциального безумия и апатии


shadow

Как известно, несмотря на т.н. мировой экономический кризис, число российских миллиардеров в “списке Форбс” не только не сократилось, но, напротив, их стало там ещё больше. Удивляться тут нечему: в переломную эпоху больше всего богатств присвоили самые приземлённые, безкультурные, жадные и безпринципные. Такой эпитет как “Пир во время чумы” как нельзя более характеризует нашу “элиту”.

В чём смысл существования этих людей? Что они оставят после себя потомкам? Кроме протянутых в недра Матери-Земли щупалец, а также алчущих рук в бюджетную казну, и вспомнить о них будет нечего.

С точки зрения вечности это – бедные люди. Всё их т.н. богатство исчезнет в один миг, испарится, растворится в Небытии. То, что делает человека по-настоящему богатым – им неведомо.

О феномене этих людей лучше всего сказал театральный режиссёр Сергей Кургинян:

“Я прекрасно понимаю, что миллиард долларов прожить невозможно. Невозможно – и всё! Что ни делай, как ни хулигань, как ни изгаляйся… Частные самолеты, яхты… Вот нельзя – и всё. Ну, а тогда причем тут десять? Ну что — десять? Те, кто имеет по сто миллиардов и по триллиону, они руками с пигментной кожей передвигают фишки по глобальной “шахматной доске”. Они играть хотят, играть, играть до конца. В 90 лет, в 85… Я видел этих людей. Это не только Сорос, это – люди покрупней.

А здесь-то что? Здесь же никто не играет. Ну, вот он миллиард, вот два, три – и хватит, всё. Современная цивилизация не выработала разницы в качестве жизни миллиардеров и триллионеров. Между миллионерами и миллиардерами – выработала. Большая яхта, частный самолет, дворец… А между миллиардерами и триллионерами не выработала. Значит, этот гедонизм превращается в своего рода сумасшествие. Почему надо иметь не десять, а пятнадцать? А их ещё украсть и сбежать? А потому что у “Пети” тридцать! И это невыносимо.

Рождаются странные явления. Ко мне приезжают садовники, довольно известные, говорят: “Вы знаете, всё больше заказывают странных растений”. Я говорю: “Каких?” Ну, они называют мне. Я говорю: “И что это?” Говорит: “Это всё равно, что вместо листьев – бритвы”. Я говорю: “Что, по краям?” “Нет, — говорит, — в центре.” Это для себя… Вот ходят рядом, а растения – как бритвы… Заводят в домах скорпионов, крокодилов, других супер-опасных животных, собак, при одном виде которых лязгают зубы.

Возникает какой-то гедонизм с очень странным обертоном: танатическим, ликвидационным. Я там у себя в новом спектакле написал:

“Хотим мы, блин, нормально жить! Нормально, понимаете?
Для этого разрушили советский, блин, дурдом.
Но если, блин, нас тронете, то мало не покажется,
Красиво, блин, мы пожили, красиво и умрём!”

Вот это вот ощущение.

“Не школа жизнь, она – тюрьма. И каждый тянет срок.
Но только можно, чтоб в тюрьме – и девочки, и кайф.
И есть, есть, есть у нас оне! А значит – удалась
Нам эта самая затея,
И ни о чём мы не жалеем!”

Вот такой специфический поворот в гностицизм. У Мольера господин Журден не знал, что он говорит прозой. Может быть, эти люди не знают, что это гностицизм, но они куда-то поворачиваются. Элементы тяжелого безумия… Мне рассказывают (я этого не видел) о частных домах в 60 тысяч кв. метров. Это – Дворец АЗЛК примерно, в нем жить нельзя. Вообще нельзя! Кроме того, поскольку обслуги натуральной нет уже даже в Англии (они так разоряются, что даже слуг увольняют), этих слуг уже нет даже в Англии, даже в лучших домах Лондона, то тут их нет вообще. Значит обслуга, которая должна мести и протирать окна в этом “Дворце культуры АЗЛК” (он же частный дворец) – это банда. Над бандой надо иметь надсмотрщиков. А всё вместе это означает переселение из отдельной квартиры в коммунальную! Потому, что ты никогда не знаешь, что с тобой эта банда сделает. Это же абсурд.

И эти взгляды друг на друга: у кого какая машина? Эти лозунги: “Выкинь 600-й мерседес — есть тачки покруче”. Какие тачки покруче? Какой-нибудь Сорос или Рокфеллер выкинет 600-й мерседес? Он с ума сойдет от этого одного. А если вместо него купить “Роллс-ройс”, то потом что надо покупать? Уже нечего.

И вот это всё вместе – “руллинг-класс” (правящий класс) входит в состояние макросоциального безумия и апатии, безумия и апатии…

Куда ни придешь, если какой-нибудь бардак (а он везде бардак): “Это кто сделал?” Всегда говорят: “Девочка”. Главный герой всего – это “девочка”. “Знаете, девочка не знала, не предупредила”. “Знаете, девочка ошиблась”. “Знаете, девочка купила не тот билет”. Всем правит коллективная “девочка”. Это всюду! Это в приёмных, где раньше отбирали людей, знаете, через тройные фильтры проверки. Это всё были офицеры… “Что случилось?” – “Это – девочка”.

Но это значит, что уже офисные работники заражены тем же вирусом. Поэтому, мне кажется, что речь идёт не о простудном заболевании, и даже не о гриппе. Это – тяжелые разновидности “бубонной чумы”, которая вроде по отдельному каждому случаю не заслуживает такого внимания, но в целом это то, что надо лечить немедленно!”.

Исток


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Андрей    

    Думаю, что Сорас, Рокфеллер и другие сатанисты высшего ранга не обращают уже особого внимания на тачки-шмотки. Они черпают наслаждение в более высшем — в ощущении власти. Вспомните т. Джугашвили, ходившего в  простеньком кителе. А тачки, брюлики и дворцы — это для наших совковых олигархов,  зарвавшихся воришек, продолжающих жить по формуле «украл, пропил, сел».

  2. санек    

    Мне вспомнилась не помню как называется книжка там 
    Уоррен Баффет учит как надо эмоционально относиться к деньгам на бирже, хладнокровно как к туалетной бумаге,чем выше сумма на кону,тем труднее удержать разум от пелены целого букета  эмоций которые мешают трезво принимать решение,но через телевизоры нам сделали  связку все прелести системы это есть деньги.Самое интересноее у него даже не было компутера,без всяких графиков,вычислителей и прочихих прелестей современной техники он зашибал гигантские суммы благодаря  хлоднокровию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *