shadow

Историки боятся тюрьмы: Литва за неделю



«Уголовная ответственность за размышления»: иное понимание истории будет караться тюрьмой

«В Литве введена цензура». В день отмечания 70-летия «начала советской оккупации» Литвы 15 июня литовский парламент пошел на беспрецедентный шаг и запретил своим гражданам думать об истории по-другому, чем думает находящееся ныне у власти правое большинство. Отныне инакомыслящие будут считаться уголовными преступниками и сидеть в тюрьме. Как отмечают некоторые местные политологи и политики, единомыслие расходится с принципами демократического государства, которым себя считает Литва. Навязывать людям однозначное понимание истории, в то время как существуют разные взгляды как на присоединение Литвы к СССР (желание части народа присоединиться? аннексия? инкорпорация? оккупация? раздел зон влияния между СССР и Германией?), так и на странный характер оккупации, позволившей литовскому народу сохранить национальную память, прирастить территорию, а его нынешним лидерам занимать важные посты в советской системе и входить в номенклатуру (!), — такое желание навязывать единомыслие можно рассматривать как явление прошлого, а не двадцать первого века.

Надо отдать должное свободе литовской прессы: она не боится идти против течения и называть вещи своими именами. Газета Respublika так и называет колонку — «Введена цензура». «Лица, публично поддерживающие, отрицающие или грубо принижающие преступления СССР или нацистской Германии в отношении Литовской Республики или ее жителей, отныне будут наказываться штрафом или ограничением свободы, или арестом, или лишением свободы сроком до двух лет, — отмечает ежедневник. — Соответствующее дополнение к Уголовному кодеку (УК) принял во вторник Сейм Литвы. «За» проголосовали 68 членов Сейма, 5 были против и 32 парламентария воздержались. Дополнение к УК предусматривает наказание и для тех, кто публично одобряет геноцид или другие преступления против человечности, совершенные СССР или нацистской Германией на территории Литовской Республики или против жителей ЛР, тяжкие преступления, совершенные в 1990-1991 г.г. против Литовской Республики или ее жителей. Наказания предусмотрены и для тех, кто отрицал или грубо принижал преступления геноцида, другие преступления против человечности или военные преступления». Вариант поправок к Кодексу подготовлен парламентским Комитетом по праву и правопорядку. Поправка вступит в силу, когда ее одобрит президент. «Ввести наказания за отрицание советской и нацистской оккупаций и оправдание преступлений этих режимов консерваторы пытались и раньше, но эти попытки были безуспешными», отмечает Delfi.

В свою очередь, литовская национальная телерадиокомпания LRT обращает внимание, что наказание грозит не только за «одобрение», отрицание, но и за некое «умаление» последствий «оккупации». Правда, Сейм Литвы отказался убрать пункт о том, что умаление преступлений режимов должно караться только в случае, когда это делается в оскорбительной форме. Радикальное крыло литовских правых в Сейме требовало, чтобы тюрьмой наказывалось любое «одобрение», ибо, мол, в противном случае получается, что в мягкой форме одобрять «оккупацию» можно.

Так известный своими правыми взглядами депутат Римантас Сметона предложил вычеркнуть это последнее положение, в котором говорится, что наказание за такие преступления грозит за отрицание или умаление этих преступлений, совершенные именно в угрожающей или оскорбительной форме. Однако его поправки не получили одобрения, поскольку такое положение якобы закреплено в основополагающем решении Совета Европы по борьбе с расизмом и ксенофобией и их проявлениями.

«Уголовная ответственность за размышления противоречит Конституции Литвы». Целый ряд известных политиков, членов Сейма открыто выступил против принятия поправок. По словам Delfi, «дискутируя о наказании, некоторые политики выражали недовольство тем, что сейчас, по их мнению, будут запрещены дискуссии, а историю хотят представить только в двух цветах — черном и белом». Представитель фракции партии «Порядок и справедливость» Юлюс Весялка заметил, что победители всегда переписывают историю и тут нечему удивляться, но «реальная история никогда не бывает только черной или только белой». По его мнению, поправка показывает, что государство боится дискутировать. «Смешно и противно, — сказал член Сейма. — Те, кто сейчас прикинулся едва ли не святыми, сами участвовали в тех репрессиях и служили Советскому Союзу». Напомним, что практически все вчерашние и нынешние лидеры Литвы занимали более или менее видные места в советской системе, нередко входя в номенклатуру: включая пр��фессора Вильнюсской консерватории Витаутаса Ландсбергиса и преподавателя Высшей партийной школы Далю Грибаускайте.

В свою очередь, один из лидеров соцдемов Витянис Андрюкайтис, протестуя против принятия поправок, заявил, что само понятие коммунизм намного сложнее, чем его пытаются представить литовские правые. Еще более резко высказался депутат Сейма Эгидиюс Клумбис — по его словам, «в Литве людям будет запрещено распространять свои убеждения». «Уголовная ответственность за размышления противоречит Конституции Литвы», — утверждал, по словам Delfi, политик. Он также обратил внимание на то, что согласно статье Уголовного кодекса, в принципе можно будет умалять преступления, но нельзя будет делать это публично и в оскорбительной форме.

Кому грозит уголовное преследование. Согласно подготовленным членом партии «Союз отечества — Христианские демократы Литвы» Вилией Алекнайте-Абрамикене поправкам к Уголовному кодексу, наказание может грозить нескольким группам людей, отмечает Delfi. Во-первых, тем, кто отрицает или умаляет масштабы признанных на международном уровне случаев геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений. Во-вторых, тем, кто одобряет осуществленные Советским Союзом и Германией акты агрессии против Литвы или оправдывает преступления этих агрессоров по отношению к жителям Литвы. В третью группу входят люди, которые поддерживают, отрицают и умаляют масштабы совершенных в 1990-1991 годах тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных против Литвы и ее жителей. За эти преступления грозит штраф, ограничение свободы или лишение свободы сроком до 2 лет, но только в том случае, если отрицание или умаление этих преступлений было совершено в угрожающей или оскорбительной форме, либо способствовало нарушению общественного порядка.

Ястребы успокаивали историков, которые перепугались, что их теперь посадят. Принятие поправок уже на стадии подготовки вызвало переполох в рядах литовских историков, исследующих период присоединения Литвы к СССР и нахождения Литвы в составе Советского Союза. Как известно, исторические факты говорят о сложной и нередко неоднозначной ситуации, фиксирование которой теперь может легко быть интерпретировано как «умаление» оккупации и агрессии.

Первой успокаивать инакомыслящих стала представитель консерваторов, инициатор поправок депутат Сейма В.Алекнайте-Абрамикене. Она утверждала, что эта статья УК якобы «не предусматривает наказание за мысли, мнения или размышления, а только за действия, которые оговорены в решении Совета Европы по борьбе с расизмом и ксенофобией и их проявлениями». По словам Delfi, она подчеркнула, что похожие законы якобы действуют во многих странах ЕС. Правда, похоже, что она имела в виду законы против оправдания нацизма. «Будет нелогично, если нельзя одобрять холокост, но разрешается одобрять советские репрессии, ссылки и убийства», — утверждала политик и добавила, что свои поправки предложили также историки, которые «опасались наказания за свои научные работы, исследования или мнения».

Однако по мнению некоторых литовских аналитиков, в принятых Сеймом поправках вовсе не о том говорится, что нельзя одобрять убийства и репрессии, что было бы вполне понятно и приемлемо. В поправках говорится о неком одобрении «агрессии», а само это слово очень расплывчатое и может пониматься по-разному. Что именно считать «агрессией» — сам ли факт ввода войск? Последующую «оккупацию», длившуюся полвека, являвшуюся, по логике, продолжением «агрессии»? Что считать «одобрением», «умалением» оккупации, агрессии (например, не будет ли считаться таковым изображение положительных сторон жизни в СССР)? Что считать подлежащей уголовной ответственности «оскорбительной» формой такого одобрения? Кто будет определять границу между оскорбительной и не оскорбительной формой? Одному судье или эксперту хорошие слова о жизни в СССР покажутся не оскорбительными, а другому — оскорбительными и «оправданием агрессии». Прекрасная почва для запугивания, преследования и введения единомыслия. Именно так — как преследование за иную интерпретацию истории, а не за оправдание убийств — поняли поправки многие литовские историки.

Между тем защитники уже принятых поправок на эти вопросы не отвечают, полагая, что формулировка именно об «угрожающей» и «оскорбительной» форме одобрения — позволяет историкам и инакомыслящим не бояться. «Предусматривающий уголовную ответственность за одобрение и отрицание советской и нацистской агрессии закон не помешает историческим исследованиям, уверена представитель Института истории Литвы», сообщает BNS. Агентство открыто признает, что литовские историки серьезно переполошились, полагая, что отныне их будут судить. «На первоначальной стадии выработки поправок к Уголовному кодексу историки высказали обеспокоенность в связи с тем, что — дабы избежать возможного судебного преследования за свои научные взгляды — некоторые ученые станут отказываться от изучения некоторых периодов истории Литвы, однако поправки в законе успокоили ученых».

На самом ли деле успокоили? Замдиректора Института истории Литвы Зита Мядишаускене обратила внимание, что при обсуждении закона в него были включены положение о том, что наказания предусмотрены только в том случае, если преступления СССР или нацистской Германии «грубо» умаляются и только тогда, когда это делается в угрожающей или оскорбительной форме или же если в результате этого был нарушен общественный порядок.

Но она же признала фактически, что предохранители в виде фраз об «угрожающей» и «оскорбительной» форме никак не гарантируют отсутствие преследования! «Я думаю, что нынешние формулировки не представляют особой опасности для историков», — сказала BNS Мядишаускене. То есть даже замдиректора Института истории Литвы, призванная успокоить историков и общественность, на самом деле боится и говорит лишь об отсутствии «особой» опасности, но не об отсутствии опасности вообще.

Мядишаускене уповает на то, что сам стиль исторического исследования не позволит «оскорбительной» формы. Но в то же время, она призывает историков быть «ответственными» за «обоснованность» своих выводов и учитывать некий «политический и общественный контекст». Представим себе современного историка, который вместо того, чтобы на основании фактов строить свое видение истории — должен теперь постоянно думать об «ответственности за обоснованность» и оглядываться постоянно на «политический и общественный контексты». «Трудно представить себе серьезный научный текст, в котором содержались бы угрозы, который был бы подан в оскорбительной форме. От ученых требуется ответственность за обоснованность научного исследования, понимание политического и общественного контекста», — сказала Мядишаускене.

Более того, замдиректора Института истории Литвы не исключает, что историков отныне начнут таскать по судам! Но успокаивает, что благодаря подкорректированной формулировке историки смогут в этих судах защищаться и доказывать, что они умаляют оккупацию не в угрожающей, а в научной форме. Хорошая перспектива! «По ее мнению, нельзя полностью исключить вероятность того, что после принятия такого закона на некоторых историков попытаются подать в суд, однако формулировка позволит отклонить обвинения», отмечает BNS. И цитирует следующие слова Мядишаускене: «В правовом отношении страха быть не должно. Есть другая сторона — общественные группы, которые не принимают другое мнение. Остается давление общества на историков. Мы надеемся, что этот закон не дает общественному давлению больше правовых инструментов и оно не превратится в уголовное преследование». Как видим, один из руководителей Института истории лишь «надеется», что ее коллег, которые иначе смотрят на историю, чем находящиеся у власти правые политики, не начнут таскать по судам.

Кто «одобряет» убийства и репрессии против литовцев? По словам BNS, авторы поправок к УК уверяют, что разработали их, исходя из обязательств стран Евросоюза предпринять необходимые меры для обеспечения осуществления наказания за публичное одобрение геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений, отказ признать эти преступления или их умаление. По словам авторов, «расширен перечень уголовно наказуемых деяний с учетом того, что историческая и политическая ситуация Литвы прежде всего связана с горьким опытом, связанным с агрессией со стороны СССР и нацистской Германии. В сопроводительной записке также обращается внимание на преступления, совершенные во время советской агрессии в январе 1991 года».

«В Литве встречаются случаи, когда безнаказанно распространяется дезинформация, отрицающая агрессию СССР против Литвы, особенно о событиях 13 января 1991 года, встречаются также и другие попытки оправдать агрессию СССР, умалить или отрицать совершенные агрессорами преступления, включая холокост», — говорится в сопроводительной записке, подготовленной одним из инициаторов проекта Вилией Алякнайте-Абрамикене.


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Дмиртий    

    Ну чтож фашизм в Латвии побеждает)

  2. Ольга    

    Так это не в Латвии а в Литве уже происходит.

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *