shadow

Свобода слова на службе дебилизации


shadow

Писатели и читатели ЖЖ обсуждают важный вопрос: кто прав в распре Татьяны Юмашевой и Коржакова. Бросила или не бросила Юмашева своего сына-дауна — вот в чём вопрос. Или Коржаков оклеветал из зависти и мести верную супругу и добродетельную мать. Офисный планктон и скучающие домохозяйки — при деле, есть, чем заняться, главное — есть, о чём подумать.

А теперь прикиньте: живи мы в глухие совковые времена — что бы было? Представьте и ужаснитесь. Да мы могли бы и не узнать, что у Ельцина внук — даун. Представляете? Вот так бы прожили мы жизнь — и не узнали. Думали бы, что не даун, а он — даун. Или хуже того — вообще бы не узнали, что у него есть внук. Или что у него есть Коржаков. Представляете, что за жизнь бы была. Прозябание, а не жизнь. О чём бы мы думали целыми днями? О работе что ли? О надоях-привесах и прочей совковой нудьге? Как объяснишь детям, что в прежние тёмные времена даже журнала «Караван историй» не было. Да что «Караван историй» — даже газета «Жизнь» не выходила! Вот в каких условиях люди жили, как страдали. Были лишены базовой свободы, фундаментальнейшего права человека — свободы слова. Права на свободный поиск и распространение информации.

Наши страдальцы-диссиденты, народные заступники разъяснили нам, тупым совкам: свобода слова нужна, чтобы открыто изобличать все мерзости жизни, чтобы правители, храни, Господи, не могли никакой антинародной гадости исподтишка сделать, чтобы каждый мог поделиться цветами и плодами своей духовной жизни с соотечественниками. А потому долой проклятую цензуру! За свободу слова томились в узилищах, гнили в психушках. Помните: «За нашу и вашу свободу!» Высокая трагедия, слёзы на глаза наворачиваются.

И вот свершилось.

Уж двадцать лет как нет цензуры — прямо стихами хочется говорить. Цензуры, в самом деле нет. А потому всяк может бубнить, орать и болботать всё, что душе угодно. Контролируется, пожалуй, только политическая информация на центральных каналах ТВ, а в остальном — ори, сколько хочешь. Оборись.

Ну и что?

Кто свободнее — совки замороченные или граждане свободной России? У кого больше возможностей восстановить право и справедливость, в том числе и с помощью прессы? В мерзком совке в сервильных подцензурных изданиях неизменно была рубрика: «Газета выступила. Что сделано?» (Называться это могло по-разному, но суть — одна). На письма трудящихся — отвечали. И во многих случаях — реагировали. Это в условиях угнетённой, подцензурной прессы с кляпом во рту.

Сегодня свободные и независимые СМИ прямо и правдиво пишут/бубнят обо всём подряд: о воровстве в верхах, о разложении милиции, о виллах чиновниках, о заграничных загулах золотой молодёжи. И — что? И ничего. А что вы ожидаете? Реакции? Да вы что — с дуба упали? У нас же свобода. Половина из этого — выдумка? Ну и что? Зато прикольно. Повышает тираж. Кто нам такую чушь сказал? «Источник в мэрии». У вас другой «источник»? Ну и публикуйте в другом издании.

Разоблачения безобразий в режиме нон-стоп, за которыми не следует ничего, никакой реакции — постепенно приучает подведомственное население к единственно логичной в такой обстановке мысли: это — нормально. Чиновник должен воровать, мент — насильничать, учитель — тянуть взятки с родителей. Ну если об этом постоянно пишут и ничего не делают — значит, так и должно быть. Так оно и есть.

Свобода слова, заведённая вроде как для борьбы с безобразиями, этим самые безобразия сама же и легализовала. Сделала привычными и безальтернативными.
А тут ещё детективщики с сериальщиками подключились на подтанцовку — воры, убийцы и казнокрады сделались в каждой семье почти что друзьями дома, родственниками почти что.
Такая вот вышла ирония истории.

Но это ещё далеко не всё, к чему нас привела благодетельная свобода слова.

Литература теперь не средство коммунистического воспитания трудящихся. Гнусный в своём моральном уродстве совковый агитпроп приказал долго жить. Теперь сами читатели определяют, что им читать (слушать, смотреть). И что же они предпочитают? А вы спросите у воды, куда ей желательно течь. Вниз, вниз, — пробулькает водица. Точно так и массовый читатель — течёт вниз. К детективу, к дамскому роману, к триллеру.
В совке его за шиворот тащили вверх — иногда по-дурацки, но — тащили. Сегодня ему помогают комфортабельно и занимательно скатиться вниз.

Массовый человек никогда не был семи пядей во лбу — теперь он обращается в полного дебила. Дебил нужен, дебил ценен, его холят и лелеют. Он — идеальный потребитель, ему можно впендюрить всё — от памперсов до политических уток. Воспитание идеального дебила немыслимо без свободы слова. Слов должно быть много, очень много, ещё больше, они должны быть разнообразны, разнонаправлены и безответственны. Тогда сознание у человека отключается. Или не включается вовсе.

Есть такая психотехника — эриксоновский гипноз. Овладеть им не просто, но оно того стОит. Это гипноз без погружения в сон. Человек и окружающие могут и не понимать, что тут происходит. Гипнотизёр говорит, говорит, говорит, много говорит. Трудно понять, о чём он и к чему клонит. Объект внушения заморачивается и не замечает, что внутрь нудной и с виду бессвязной речи встроены внушения, вроде: «Покупай! Покупай! покупай!» Чем-то подобным являются для всех нас наши свободные СМИ.

Власти предержащие давно смекнули: нежелательное для них гораздо легче и сподручнее заболтать, утопить в мутной воде информационных потоков, чем замолчать. Зачем запрещать, кому-то там затыкать рот — фи, какая совковость! Гораздо современнее и прогрессивнее разрешать — всё. И оно само себя утопит. Его просто никто не заметит — вот и всё.

Спросите себя: а что мы, продвинутые и информированные, знаем о жизни страны? Как живут, например, в Туле? Работают ли предприятия? Если работают — какие? Если нет — почему? А в Казани как живут? А вот, сказывают, в Мордовии какие-то успехи достигнуты в сельском хозяйстве. Это правда или нет?
У нас в телевизоре нет ни одной внятной передачи про сельское хозяйство. Кроме дебилизма с пейзанами, пейзанками и плясками под гармонь. Ни одной серьёзной передачи. Может, у нас вообще нет сельского хозяйства? Уверена: многие обитатели московских офисов именно так и думают.

Зато мы знаем во всех подробностях о жизни и быте ельцинского дауна. И всяк имеет своё — свободное и независимое — мнение по его поводу.
Помню, когда при Ельцине некто Бородин, кремлёвский завхоз, сидел в швейцарской тюрьме, мы знали в мельчайших подробностях: что он ест, как он спит, позволяют ли гулять, едва как ни какает сообщали. И то сказать — народ должен знать, что происходит в стране и за её пределами. А уж когда Путин поцеловал какого-то мальца в пузо — тут неделю болботали.

Вполне возможно, мы стоим у последней черты. Мы все. Вся страна стоит. (Помните, «У последней черты» назывался роман В.Пикуля о разложении Российской империи). Стоим себе над пропастью и свободно- независимо болтаем про внука-дауна пополам с Ксюшей Собчак. За что боролись…

Так что ж — свобода слова не нужна? Об этом на следующей странице.

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Serg    

    СМИ с позиции ментальной физики
    Раскрыть сущность СМИ можно только с научных позиций. Научных потому, что в области воздействия СМИ на организм сознания еще не проявлены механизмы воочию, т.к. они не имеют инструментальных средств проявления. Наши ощущения от негативных, а точнее — от агрессивных методов работы СМИ, в том числе и методов приготовления информационного субстрата самими журналистами и режиссерами, дают основания считать, что эти методы воздействия на человека не являются открытыми для науки, т.е. они еще открыто не описаны, а значит — не видимы. Психологи их просматривают только косвенно, соответственно они могут давать простейшие рекомендации как уберечься от агрессии СМИ. Не видя действительных инструментов агрессии, наука психология может дать только один рецепт: не читать, не смотреть, не слушать. Более ценные причинные рецепты она не может составить. Поэтому это неизвестное из-за сокрытости исследовательское направление агрессивного воздействия СМИ на сознание человека может раскрыть только наука.
    В настоящее время СМИ безудержно атакуют свои жертвы, не неся юридических потерь. Еще нет законов, опирающихся на доказательную базу в отношении этой агрессии. Их тонкие уколы не фиксируются еще в юриспруденции как агрессия. В связи с этим для СМИ не выгодно иметь всевидящее око, развитое на разоблачении их технологии зла. Этим всевидящим оком является ментальная физика — наука, раскрывающая взаимосвязи энергоинформационных формул и их воздействие на сознание человека.
    Если мы будем рассматривать деятельность СМИ с позиции психофизики или психокибернетики, то и здесь мы увидим их инструменты, которые для большинства людей еще не ясно очерчены. Это астральные инструменты воздействия на человека с целью выявления наиболее уязвимых зон его энергетического организма. Метод воздействия на чувства путем, например, информационного тиражирования актов насилия, одновременно и ментального воздействия для усиления этой агрессии, раскрывают намеренную и бесконтрольную операцию СМИ для разрушения энергоинформационной (эгрегориальной) системы Цивилизации, государственного образования, нации и т.д. В связи с этим ни психокибернетика, ни психофизика не могут быть встречены положительно ни одним из агрессивных течений СМИ. В итоге мы видим, что более столетия мы топчемся на месте в отношении духовного созидания и развития человека.
    На примере раскрытия ментальных механизмов агрессии СМИ не сложно вычислить доказательство целесообразности регулирования процесса соприкосновения человека с окружающей информационной действительностью. Это регулирование несёт наиболее полно демократический аспект, т.к. защитит человека от агрессивных действий информационных монстров, защитит эгрегориальную систему, защитит и Цивилизацию. Принятие такой демократии означает, что СМИ лишаются возможности нарушать права человека на свободу мышления, на путь естественного развития и самоорганизации.
    Сейчас же они используют метод выявления слабых мест в ментальном организме сознания путем не только вампиризма, которым можно считать предоставление в интервью собеседником энергоинформации, ослабляющей последнего за счет снижения энергоресурсов сознания, но и путем слежки и выявления тех потенциальных доноров, которые своим авторитетом на население могут вызывать этот же вампирический эффект у каждого слушателя или зрителя, тем самым этот же вампирический инструмент ослабляет эгрегориальную систему проблемы, в рамках которой разыгрывается спектакль ментального или астрального вампира — журналиста. Вспомним освещение в СМИ проблемы с гибелью «Курска».
    Способность пробить ментальную брешь авторитета с высоким чином считается искусством журналиста, а точнее — искусством вампиризма. Это не работа ментального хирурга, стремящегося вылечить организм, а именно действия вооруженного бандита с информационным кинжалом, получающего удовольствие от глубины проникновения через защитный покров.
    Можно представить себе по какой статье в духовных сферах наказываются хищники. Однако в физическом мире до вывода формул криминала из действий «специалистов» подобного рода еще не доросли. Конечно, не все имеют такую квалификацию. Но активные усилия СМИ в настоящее время направлены на развитие именно этой технологии. Сейчас мы её можем видеть в ритмичном преподнесении информации, особенно в новостях, когда резонанс ритма и резонанс астрального давления с максимальной амплитудой совпадают. Эти разрушительные технологии способны развиваться и далее, если не стимулировать научно обоснованную регулирующую обратную связь.
    По сути, профессия журналиста узаконена в поиске информационных доноров. Это болезнь Цивилизации, не осознавшей еще пагубность информационной и чувственной агрессии. В Цивилизации еще не осознали также, что за всем этим процессом стоят представители межсферных планов, для которых такой ментально-астральный динамизм является жизненной атмосферой. Поэтому осознание и научное обоснование приоритетов гармонии в жизни человека является неотъемлемой частью в механизмах не только выживания, но и полнокровного развития Цивилизации.
    Итак, работа журналиста сводится не только к выявлению слабых органов сознания, но и к проникновению через эти ментальные «щели» к его не защищенной структуре. Использование информационного яда, который преподносится как острый вопрос, является типичным в технологии СМИ. А следующие действия инструмента агрессии не трудно предугадать. Они очевидны. Дело в том, что ментальные формулы у интервьюируемого донора, так же и у слушателя или зрителя вызывают один и тот же отклик, резонирующий в ментальной сфере, независимо от физических расстояний между всеми, кто смотрит или слушает спектакль, разыгрываемый профессионалом СМИ. Этот вампир, как хирург уже режет по живому телу не сознания, а эгрегора, созданного в этот момент всем созерцающим коллективом. Это жертвоприношение полезно только для нижних сфер, чем они не замедлят воспользоваться. А представители межсферных планов только разжигают ментальные костры для заклания очередной жертвы.
    Этот процесс узаконен. Вдумайтесь, кому это выгодно. Все уже раскрыто. Надо ли еще доказательств? Можно ли говорить о полезности этих процессов? Если только упомянуть развитие иммунитета против информационных искажений. Однако это не является оправданием причины, т.к. в сравнении с пищей средства массовой информации, как фабрики пищевых продуктов, производят ментальную пищу, подкрашивая ее химически сильнодействующими компонентами. Для многих такие компоненты являются ядом, который разъедает не только сознание людей, но и влияет на физический организм.
    Каков же выход?
    Работа средств массовой информации должна строиться исключительно на освещении фактов без комментариев. Подбор фактов для освещения не должен осуществляться с учетом повышенного энергоинформационного потенциала (ЭИП), который является наиболее сильнодействующим средством воздействия. А подбор фактов должен учитывать всесторонние интересы людей, в особенности связанные с духовным развитием как человека, так и общества в целом.
    Комментарии не могут быть не объективными. Объективность комментариев должна быть обусловлена подбором взглядов, связанных только с развитием. Комментарии могут давать только сертифицированные специалисты. Вскрытие недостатков может осуществляться в комментариях только в опоре на возможность развития. Другие комментарии не должны навязывать сознанию свою точку зрения, т.е. не должны давить на сознание, а должны оставлять последнему возможность провести анализ факта и дать оценку.
    Такие способности к предоставлению информации далеко не каждый журналист имеет. Однако иное предоставление разрушает и сводит на нет все попытки власти к качественному развитию живого организма Цивилизации.
     

    0
  2. Perfect    

    Для начала нужно запретить показывать насилие, увечия и прочие физические и моральные отклонения в СМИ. Запретить делать прогнозы на будущее, кроме погоды и то с уклоном к хорошей погоде. Запретить оглашать и проводить опросы среди населения — это дело статистов и кому интересно может самостоятельно поинтересоваться. И пора уже понять, что контроля не может не быть и не какой реальной свободой слова в сми сейчас и не пахнет. Ну и существенноые проблемы в сми, вспомним руские сказки. Иван царевич приходит к бабе Яге и говорит «ты меня сначала напои . накорми, в баньке попарь, а уж затем спрашивай». В общем начало должно быть началом, конец концом. Информация — это хорошо и важные и первые вопросы всегда останутся хорошая еда, здоровье, жилье, а уж потом остольное.

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: