shadow

"Голубое" лобби В РПЦ



Священники с традиционной сексуальной ориентацией боятся, что
скоро окажутся в меньшинстве.

Среди церковнослужителей и православных верующих Свердловской
области бушует страшный скандал: глава епархии Владыка Никон уличен в
мужеложестве, а также рукоприкладстве, пьянстве и богохульстве. 52
местных батюшки подали 88 рапортов Патриарху Алексию II с жалобами на
своего епископа.

В ответ руководством РПЦ епископу-содомиту всего лишь объявлен
выговор. Радетели священнического целомудрия, явившиеся зачинщиками
антиниконианского бунта, наказаны гораздо круче: игумен Тихон
(Затекин) освобожден от обязанностей наместника Свято-Николаевского
Верхотурского монастыря, игумен Авраам (Рейдман) — от обязанностей
наместника монастыря во имя Всемилостивого Спаса в Екатеринбурге.
Журналист Максим Гликин, автор ряда популярных книг о современной
российской преступности, анализирует тайную подоплеку столь
либерального отношения верхушки РПЦ к процветающему в среде
священников гомосексуализму.

В истории с разоблачением «голубого» епископа Екатеринбургского и
Верхотурского Никона и последующим отлучением
священников-разоблачителей от приходов много неясного и даже
фантастического — особенно для тех, кто плохо разбирается во
внутрицерковной кухне. Оставим пока в стороне вопрос о том, как чисто
психологически этому священнослужителю удавалось совмещать свои прямые
обязанности с содомским грехом. Гораздо интереснее два других вопроса.
Первый: почему он прелюбодействовал так дерзко, нагло, почти открыто —
не на какой-нибудь конспиративной квартире, как Скуратов, или в
подпольной бане, как Ковалев, а прямо в монастырях — доверяя свои
сердечные тайны случайным, непроверенным людям? И второй: почему
высшие иерархи православной — по определению самой ортодоксальной —
церкви решили покарать не содомита, а тех, кто попытался вывести его
на чистую воду.

Речь идет даже не о справедливости, а о церковном авторитете.
Очевидно, что неадекватное решение Синода вызовет не только скандал,
но и массовый отток верующих. А в связи с этим — если рассуждать более
меркантильно — значительные финансовые потери. Получается,
православные авторитеты сознательно терпели неизбежные в этой ситуации
убытки, лишь бы оставить епископа Никона на его посту? Выходит,
решение это связано с некоей принципиальной позицией патриархии?
Каковы же эти принципы, каковы критерии кадровой политики в Русской
православной церкви образца 99-го?

Ключ к пониманию этих загадочных критериев можно найти в словах
самого Никона. В рапорте игумена Тихона, наместника Верхотурского
Свято-Николаевского монастыря, говорится, что Никон требовал приводить
к нему для сексуальных развлечений юношей (келейников).
Архиерей-содомит заявлял при этом: «В других епархиях настоятели
монастырей занимаются поставкой мальчиков Правящим Архиереям … и
если на мое место придет другой Архиерей, то он тебя, Тихон, выгонит
за то, что ты не будешь поставлять ему мальчиков».

Это не было блефом, пустой угрозой. О том, что «голубой досуг»
священнослужителей — явление если не повсеместное, то, по крайней
мере, достаточно распространенное, есть не только устные свидетельства
пострадавших, не только слухи и толки — но и вполне конкретные факты
из криминальной хроники.

В Москве, например, не так давно проходил весьма примечательный
судебный процесс, где в роли потерпевшего выступал иеромонах Амвросий
из храма Всех Святых на Соколе. Судили двух юношей: Ивана Лукашко и
Дениса Ковалева. Судили за нанесение тяжких телесных повреждений —
Денис пырнул отца Амвросия кухонным ножом.

История банальная. Иеромонах познакомился с парнями на улице,
пригласил их в офис церковного издательства, где он работал, напоил
коньяком, помыл в душе и вместе с ними возлег. Парнишки попытались
было оказать сопротивление, но дородный батюшка проявил настойчивость.
Денису ничего не оставалось, как схватить нож…

И такие истории — сплошь и рядом. При расследовании убийства отца
Александра Меня выяснилось, что примерно в то же время было убито еще
несколько священников. В связи с этим следствие отрабатывало версию о
маньяке-гомосексуалисте, сводившем счеты со своими партнерами.
Еще один весьма характерный случай произошел в городке
Каменск-Шахтинский Ростовской области. Там за соучастие в
изнасиловании арестовали иеромонаха Владимира, настоятеля
единственного в городе православного молитвенного дома. При обыске у
святого отца обнаружили целый секс-шоп: видеокассеты с крутой
порнухой, несколько искусственных половых членов и прочую отнюдь не
церковную утварь. А, кроме того, отыскали наркотики — марихуану. Позже
выяснилось, что за спиной у 32-летнего батюшки — 8 лет лагерей.
В истории с отцом Владимиром все более-менее ясно: многие люди
меняют свою половую ориентацию в зонах, где их «опускают» («петушат»)
за различные проступки. Но почему подобные же наклонности образуются у
вполне цивилизованных людей, проповедующих христианские добродетели,
помнящих, что за сексуальные извращения Всевышний уничтожил 5 городов?
И почему церковное начальство постоянно опускает глаза на греховные
наклонности православных пастырей — также, как и на их уголовное
прошлое?

Характерно, что героями большинства «голубых» скандалов
становятся монашествующие священнослужители. С одной стороны, постриг
дает шансы для более быстрого карьерного роста: в православии именно
монахи стоят на самых высоких ступенях церковной иерархии. С другой
стороны, жизнь в монастыре чем-то сродни жизни на «зоне». Дефицит
женского пола компенсируется за счет «собственных ресурсов», в данном
случае — силами юных послушников и семинаристов.
Так, вероятно, было испокон веков. Но именно сейчас конфликт
между священниками нетрадиционной ориентации и
священниками-«натуралами» достиг особый остроты и уже выплескивается в
СМИ. Дело не в так называемой гласности. Но в том, что настоящих
священников — не атеистов в рясах — все больше беспокоит одна страшная
тенденция, которую они сами называют «голубым лобби».
Нетрадиционная ориентация батюшек все больше превращается в
традиционную. Все больше «голубых» священнослужителей оказываются на
ключевых постах в региональных епархиях. И осведомленные люди
замечают, что это происходит не по закону случайных чисел, но является
продуманной кадровой политикой.

Ничто не объединяет людей сильнее, чем соучастие в преступлении.
Круговая порука клерикалов только крепнет от их общих гомосексуальных
тайн. Описанные в рапортах потерпевших священников и семинаристов
«приставания» со стороны епископа являются в некотором смысле кадровым
отбором. Понятно ведь, что небедный архиерей мог бы найти мальчиков и
на стороне — рынок всевозможных сексуальных услуг в России достаточно
сформирован. Но этому святому отцу было важно, чтобы в контакт с ним
вступали свои.

Предложение заняться любовью являлось своего рода «проверкой на
вшивость», поиском сторонников и соратников. Не случайно за согласие
разделить с ним постель епископ обещал повышение по церковной службе —
и, в общем-то, выполнял свои обещания. «Голубое лобби» создается по
вертикальному принципу — от маленьких приходов до мощных епархий, от
дьячков до архиепископов.

Свердловский бунт «ретроградов» по большому счету был жестом
отчаяния. Отец Тихон и его единомышленники, похоже, не были удивлены
реакцией патриархии — потому и не очень торопились сообщать о
«шалостях» епископа Никона. Они не сомневались, что епископ имеет
высоких покровителей. Что информация, поступающая к патриарху, строго
дозируется — и симпатия тех, кто ее фильтрует, не на стороне
разоблачителей.

Увы, предсказуема была и реакция Священного Синода. Не то чтобы
члены этого высокого собрания имеют пресловутую ориентацию. Просто
нынешнее положение вещей православную элиту вполне устраивает — и с
точки зрения управляемости церковными кадрами, и с точки зрения
стабильности и преемственности власти.

И с точки зрения совместного бизнеса. Общеизвестно, что Русская
православная церковь сегодня — это мощная финансово-промышленная
империя. Фактически каждый приход — это коммерческое предприятие,
оперирующее в основном черным налом. Наряду с мелкими фирмами есть и
солидные концерны-крупняки. Такие, как предприятие «Софрино», в пору
расцвета таможенных льгот ставшее одним из крупнейших в России
импортеров табака, а также вина из Европы. Кроме того, РПЦ является
главным соучредителем РАО «МЭС», в середине 90-х возглавившего список
крупнейших нефтяных спецэкспортеров.

Кроме того, под контролем РПЦ до не давнего времени действовало
АОЗТ «Артгемма» — предприятие, созданное для огранки алмазов, но на
манер «Голден АДА» предпочитавшее отправлять необработанные камешки,
поступавшие из кладовых Гохрана, за рубеж — в основном, в Бельгию.
(Кстати, по некоторым сведениям, «Артгемме» якобы покровительствовал
зам руководителя Гохрана Александр Абрамов, тяготевший к общения с
«голубыми» клириками, которых он не раз одарял сокровищами Гохрана).
Очевидно, что значительная часть «церковных» финансовых потоков
протекает через ту область нашей экономики, которую принято называть
«теневой». Бизнес этот связан с большими рисками, с повышенными
требованиями к хранению коммерческих тайн, строится больше не на
бумажных, а на устных договоренностях. Интимная и одновременно
греховная связь партнеров по бизнесу — лучший залог надежности и
стабильности предприятия.

Кстати, упомянутый герой «голубого» скандала отец Амвросий
крестил и проповедовал не где-нибудь, а во Всехсвятской церкви,
которая с застойных времен была второй в Москве по доходам после
кафедрального собора. А покровитель отца Амвросия, настоятель
Всехсвятской церкви епископ Бронницкий Тихон возглавляет к тому же
церковное издательство и является, если можно так выразиться, одним из
топ-менеджеров православной финансовой империи.

…Автор этих строк имел долгий и откровенный разговор с отцом
Фомой — одним из тех священнослужителей Свердловской области, которые
осмелились перейти в открытую оппозицию к «голубому» епископу. Меня
интересовал тот вопрос, который прозвучал в начале этих заметок: как
чисто психологически сочетаются в умах православных иерархов
священнодействие и сексуальные извращения?

Являются ли эти люди в рясах убежденными атеистами — в лучших
традициях советских времен, когда церковная карьера зависела от
согласия сотрудничать с КГБ? Или они все же мнят себя верующими,
однако провели негласную ревизию христианских канонов, отменили для
себя многие запреты и с недавних пор не считают гомосексуализм грехом?
Так поступили, например, некоторые из протестантов. Впрочем, и
русские традиции богаты различными еретическими течениями, связанные с
сексуальным ревизионизмом православия — вспомним хотя бы хлыстовство.
Так может, это не атеизм, а новая ересь?

Отец Фома сказал, что не знает ответа на эти вопросы. Но помнит,
что именно такого рода вырожденческие тенденции в церкви описаны в
Апокалипсисе. Те же слова я слышал и от других священников. Похоже,
«голубые» скандалы подхлестывают в религиозной среде апокалиптические
настроения не в меньшей степени, чем война на Балканах.

Максим ГЛИКИН

UPD/Добромир. Я бы не пропустил эту статью если бы не один примечательный случай произошедший со мной 3-4 года назад в поезде. Ехал в Москву, разговорился с женщиной ей за 45. Верующая, часто была при церкви. И она рассказала то что сама там видела, в общем всё как описано выше в статье только еще +педофилия махровая. Разуверилась она в церкви… но потом вроде ушла к Иеговистам кажется, точно не припомню уже. Вот так то вот.


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Виктор    

    Алексий II давно умер. Новость старая или автор ошибся?

  2. Арколн    

    ЗдРавия всем!

    «Священники с традиционной сексуальной ориентацией боятся, что скоро окажутся в меньшинстве». -Странно, что попы «с традиционной ориентацией» так поздно опомнились. Но ПОПы -они и есть ПОПы.

  3. Игорь Ведрусс    

    петр первый тоже уже давно умер…а про него до сих пор истории ходят

  4. Игорь Ведрусс    

    я тоже думал…что ты добромир эту статью не пропустишь…и сильно удивился,когда её увидел…сам понимаю материал жесткий

  5. tsjuder    

    а чё не пропускать хай знают шо герои ихнии пидарасы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *