В Мире Финансы

Частные военные компании(PMC): вчера, сегодня… завтра?

Оборот мирового рынка частных военных услуг достигает сегодня $100 млрд. Монополизировавшие его американские, британские и южноафриканские компании отправили в Ирак многотысячные альтернативные армии.

Эмблема крупнейшей PMC

Для частных военных компаний, начавших было хиреть по причине отсутствия на планете крупных войн, наступили золотые деньки. В последние годы фирмы, занимающиеся вербовкой наемников, вынуждены были довольствоваться лишь гонорарами от «банановых республик» за участие в их вялотекущих конфликтах. Все изменил Ирак. Среди профессиональных солдат удачи мгновенно распространилась весть: американцы и их союзники платят наемникам не скупясь. По информации «Итогов», в минувшем году оборот рынка частных военных услуг достиг рекордной суммы в $100 млрд. Американские, британские и южноафриканские компании уже отправили в Ирак многотысячные альтернативные армии. Их солдаты гибнут там не реже официальных, и именно они составляют большинство иностранных заложников, захваченных повстанцами. Но профессиональный риск оправдывается зарплатами, в несколько раз превышающими те, что получают военнослужащие национальных армий.

Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies — так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных. По некоторым данным, после года боевых действий в Ираке это соотношение дошло до одного наемника на пятерых военнослужащих. И эти «гражданские лица» — не маркитанты и не медработники. Это ударная сила американо-британской коалиции, ее авангард и главная опора.

«Гражданская» война

Наемники PMC готовы на все за деньги

«В PМС сейчас больше генералов на квадратный метр, чем в Пентагоне», — говорит весьма осведомленный источник. И это не шутка, а констатация специалиста, близкого к командованию вооруженными силами США. Дело в том, что кадровые военные, в том числе и из стран, не поддержавших войну в Ираке, в массовом порядке увольняются со службы и отправляются в Ирак в качестве «вольных стрелков». Корреспондент «Итогов» встретился с одним из таких «вольнонаемных». Встречу организовали под Парижем в холле дешевой гостиницы на обочине автострады. Он только что вернулся из Ирака, где работал для одной из PМС. Ему где-то около сорока. Воинское звание? Он предпочитает об этом не сообщать и просит называть его мсье Эрве. Естественно, имя вымышленное. Но все остальное, о чем он рассказывает, очень похоже на правду.

«В Ираке много работы, но там хороший заработок. Я ушел из французской армии, офицерская зарплата меня не устраивала, — говорит мсье Эрве. — Подался в Африку, где сперва обучал в одной из стран местных унтер-офицеров, а потом вошел в охрану президента республики. Но его свергли, и мы разбежались в разные стороны… И тут на меня вышли южноафриканцы. Только тогда я понял, что такое настоящая охранная фирма. Бывшие военные из ЮАР были организованы в мощную международную компанию, получавшую многомиллионные заказы от самых различных организаций. Спектр работ? Самый широкий: от подготовки местного военного персонала до участия в военных действиях…»

Когда началась война в Ираке, мсье Эрве в числе других наемников перебросили туда для охраны западных специалистов, работающих на нефтяных приисках. Наш собеседник признается, что это не самая приятная работенка. «Бывает, что раз 15 на дню возникают чрезвычайные ситуации. Не думайте, будто все зло идет только от террористов, всяких там моджахедов и шахидов… Нет, большинство нападений происходит совершенно спонтанно. К примеру, едет какой-то тип на разбитой машине. Останавливается напротив белого человека, хватает «калаш» и начинает палить во все стороны. Оружием в Ираке каждый угол напичкан. Но даже если у иракца его нет, он все равно так и норовит при первой же возможности бросить исподтишка в американца или европейца камнем. Однако платят там хорошо. За каждый рабочий день я получал $350. Если же день был со стрельбой — а это, считай, каждый второй, — плата повышалась до $500. Ясное дело: ни в какой армии я таких денег не заработаю. Сейчас приехал домой на побывку, заодно и со старыми боевыми друзьями встречусь. Может, кто-то из них соберется вместе со мной в Ирак. Настоящие профессионалы везде нужны».

Армии требуется охрана

Ирак манит не только мсье Эрве. Большие деньги, которые платят военным специалистам в PМС, создают серьезную проблему для традиционных государственных армий. Так, в прошлом году после начала второй иракской войны 64 человека покинули 22-й батальон SAS (Special Air Service) — одно из самых престижных десантных подразделений британских войск. Если учесть, что в нем насчитывается всего 350 единиц личного состава, то потеря представляется весьма ощутимой. Парашютисты-перебежчики ушли в частные военные компании. Так же, как и 80 членов Special Boat Service, элитного подразделения британских пловцов. Примечание: подготовка одного бойца такого класса стоит государству около двух миллионов фунтов стерлингов. Во сколько же обходится казне Соединенного Короле��ства вербовка армейских профессионалов частными структурами? Впрочем, в Лондоне на это особенно не жалуются: обстановка в Ираке такова, что желающих воевать по госрасценкам явно недостает. Поэтому крупнейшими нанимателями солдат удачи как раз и являются военные ведомства Великобритании и США.

Точная сумма, которую Пентагон заплатил действующим в Ираке РМС (всего их около сорока), неизвестна. Зато не секрет другая цифра: помимо расходов на оплату наемников непосредственно в зоне военных действий американское министерство обороны заплатило частным военным компаниям в минувшем году более $30 млрд. — 8% своего годового бюджета.

В прошлом траты себя оправдывали — частные армии доказали свою эффективность. Известный пример: на рассвете 4 августа 1995 года хорватские вооруженные силы начали наступление в Сербской Краине. Через три дня самопровозглашенная республика перестала существовать. Операция «Гроза» — под таким кодовым названием фигурировала в загребских штабах эта акция — удалась хорватам потому, что на их стороне воевали 2.000 военных инструкторов из западных РМС. И заметьте, формально Пентагон был здесь ни при чем! Все организовала компания под названием Мilitary Professional Resources Inc. (МРRI) — на 100% коммерческая структура.

В Ираке действует такая же схема. Упомянутая компания и там задает тон. И немудрено: МРRI хранит в своей картотеке данные на более чем 10 тыс. офицеров и унтер-офицеров, включая 340 генералов. Годовой оборот компании оценивается в $100 млн. Штаб-квартира МРRI расположена в Вашингтоне в двух шагах от Пентагона, что весьма символично, если учесть близкие контакты бизнесменов от войны с оборонным ведомством. Ведь по американским законам именно согласие министерства обороны необходимо для заключения контрактов объемом менее $50 млн. Если же дело назревает более масштабное и, значит, более выгодное, требуется добро уже от конгресса США. Впрочем, это не проблема: у РМС достаточно лоббистов в высших эшелонах власти. Дело в том, что самые крупные американские «охранные предприятия» контролируются отнюдь не случайными людьми — практически все они принадлежат известным концернам, тесно связанным с политической элитой США.

Скажем, компания DynCorp. Она дает работу 23-м тыс. отставных военных и с началом войны в Ираке увеличила свои прибыли вдвое. К слову, парни из DynCorp составляют личную охрану и президента Афганистана Хамида Карзая. Так вот, недавно фирма была приобретена международным электронным гигантом Computer Sciences Corp. А компания Vinnell Corporation, давно «прописавшаяся» в Египте и Турции (ее боевики охраняют воздушную военную базу в Инджирлике) и первой пославшая своих «гражданских лиц» в Ирак, является собственностью гиганта аэрокосмической индустрии Northop Grumman. Фирма Kellog, Brown&Root (KBR), поставляющая американской армии в Ираке комплексные обеды, стиральный порошок и… живую силу, принадлежит концерну Halliburton, чьим президентом до августа 2000 года был вице-президент США Дик Чейни. Неслучайно именно KBR уже получила от Пентагона с начала войны $1,2 млрд., в том числе за охрану объектов нефтяной индустрии Ирака.

Мировой рынок военных услуг переживает бум. Согласно докладу, представленному конгрессу США еще в апреле 2002 года, в 2001 году вокруг американских вооруженных сил кормилось более 650-ти тыс. сотрудников PМС. C углублением иракского кризиса эта цифра наверняка выросла. На берегах Тигра и Евфрата работы сейчас предостаточно не только для американских «гражданских лиц». Новое эльдорадо успешно осваивают и британцы с южноафриканцами. Английское РМС Iriny’s по контракту с иракским министерством нефти охраняет нефтепроводы на севере страны за 35 млн. евро. Другая британская компания — Control Risks — обеспечивает охрану западных дипломатов. А специалисты из южноафриканской фирмы Meteoric Tactical Solutions, ранее занимавшиеся подготовкой иракских охранников для местных министерств, получили контракт на оказание охранных услуг от британского министерства международного развития.

Надо отметить, что бизнес этот не знает национальных границ. Самого Пола Бремера, руководителя американской администрации в Ираке, охраняют не морские пехотинцы-американцы, а вольнонаемные искатели приключений из разных стран, включая несколько десятков непальских гуркхов, покинувших британскую армию. Более того, имеются примеры, когда РМС поручали охрану… регулярных войск коалиции. В общем, получается, что одну армию в Ираке охраняет другая, теневая армия.

Невидимые солдаты

«Создание РМС — дело необычайно перспективное. Одно дело — банды киллеров, готовые на что угодно ради кругленького банковского счета, совсем другое — легальные охранные компании, которые государство может при необходимости с успехом использовать при решении самых деликатных вопросов», — считает Жан-Филипп Даниэль, ведущий французский специалист по истории наемничества.

Любопытная деталь: любая американская наемническая организация, стремящаяся работать за рубежом, обязана получить лицензию в специальном правительственном учреждении — Office of Defense Trade Controls. Но это только видимая часть айсберга. «Начиная с 1997 года разведуправление Пентагона каждые шесть месяцев собирает в стенах адвокатской конторы Cohen&Woods представителей частных американских военных организаций, — рассказывает Оливье Юбак, французский политолог. — Цель таких сборов — проверка РМС на предмет лояльности и оценка эффективности деятельности этих организаций по защите интересов США в различных регионах мира».

Выходит, что раздающиеся в Вашингтоне стенания по поводу сокращения численности регулярной армии — от лукавого. Власти от этой нехитрой комбинации, несмотря на высокие гонорары наемников, только в выигрыше. Существенно сокращаются расходы казны: «гражданским лицам», привлекаемым временно, не надо платить постоянную зарплату, их не надо в обязательном порядке страховать, обеспечивать медицинскими и другими услугами. Если наемник погибает, его семье не надо выплачивать государственное пожизненное пособие. В траурную военную статистику «гражданские лица» с автоматами не попадают. Погибшие или попавшие в плен в Ираке наемники проходят по другой статье. Большинство убитых или оказавшихся в заложниках иностранцев как раз и являются сотрудниками разнообразных служб безопасности, направленными в Ирак частными военными компаниями. К ним, например, относятся несколько захваченных иракскими повстанцами итальянцев, из-за которых правительство Сильвио Берлускони отказалось вступать в переговоры с похитителями. К делу освобождения попавших в плен регулярных солдат власти стран, входящих в антииракскую коалицию, относятся куда трепетнее.

«Если вы посылаете куда-нибудь в знойный край солдат, кто-то об этом обязательно узнает; если же речь идет о командировке туда же нескольких сотен сотрудников частного предприятия, никто этого не заметит», — утверждает Дебора Эвент, профессор Университета имени Джорджа Вашингтона. РМС — великолепная возможность для военных обойти и конгрессменов с их амбициями, и правительство с его ограничениями, и прессу с ее пацифистскими лозунгами.

ООН, чьи «голубые каски» никогда не были особенно эффективным инструментом решения межгосударственных и этнических конфликтов, такое положение вещей вполне устраивает. «Если нам нужны будут храбрые и опытные солдаты, я предпочту посылку людей из частной фирмы», — признался Кофи Аннан, генеральный секретарь ООН. Именно к такому сценарию подталкивают сегодня трагические события в Ираке. Только вот интересно, как это согласуется с резолюциями Совета безопасности, решительно ставящими наемничество вне закона?

Кирилл ПРИВАЛОВ

Частные военные компании, их создание и развитие.Опыт работы в Ираке и других регионах мира.Влияние боевых действий в Ираке на их деятельность. Положение в Сербии и России.

Автор: Олег Витальевич Валецкий

В современных международных миротворческих операциях частные военные компании(PMC-private military companies) являются равноправным правовым субъектом наряду с родами и видами вооруженных сил.

Согласно заключениям американских экспертов корпорации подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войне, тем более,что и ныне это влияние очевидно по опыту войн в Ираке и Афганистане,где эти компании берут, на себя все больше функций армии и полиции.

По большому счету, частными они являются лишь относительно, потому что работают они в тесном сотрудничестве со спецслужбами собственных стран и практически в государственных интересах. В конце концов, они преследуют те же цели и следуют тем же планам что и регулярные армии, но с тем, что им предоставлена, свобода в выборе средств достижения данной цели. Подобная модель применялась столетиями в мире, и в конечном итоге завоевание Сибири было совершенно, тогдашней ‘частной военной компанией’ — дружиной Ермака, при чем по заказу такой же частной компании Строгановых. Подобным частным предприятием являлось и завоевание Америки, так как конкистадоры получали от испанских королей право на получение откупа на завоеванных ими землях, а так же право получения там земель.

История подобных компаний стара как мир, так как государство не в состоянии реагировать на все изменения в мире, , то оно нередко разрешает подобную частную инициативу в военной сфере.

Современные частные военные компании, получили право равноправных участников военных операций в ходе войн на территории бывшей Югославии(1991-95 в Хорватии, в 1992-95 в Боснии и Герцеговине, в1998-99 г в Косово и Метохии, а также в 2000-2001 в регионах Южной Сербии и Западной Македонии).Здесь следует отметить компанию МПРИ(Military Professional Resources Incorporated) .Американское правительство, заставившее в феврале 1994 года в Вашингтоне подписать президента боснийских мусульман Алию Изетбеговича и президента Хорватии Франьо Туджмана договор об остановке боевых действий между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине (война 1993-94 годов) заставила их подписать и военный союз против сербов. Проведение в жизнь этого договора американское правительство доверило как раз для этого и созданной компании МПРИ. Эта компания собрала несколько десятков высокопоставленных американских офицеров в отставке которые и занялись подготовкою высшего звена армий Хорватии и Босния, как впрочем, и установлением оперативной связи штабов этих армий с командованием НАТО. Успешные наступательные операции, проведенные хорватскими и боснийскими войсками весной-осенью 1995 против сербов в Хорватии и в Боснии и Герцеговины в немалой доле заслуга МПРИ. Не удивительно, что эта компания продолжила свою работу с так называемой Освободительной Армией Косово (по-албански УЧК) в 1998-99 годах в Албании, а также показательно её появление в 2000-2001 годах в Македонии.

После войны новым полем деятельности для частных военных компаний стало разминирование на территории бывшей Югославии на которое во второй половине девяностых годов, а и в начале этого тысячелетия различные международные организации (прежде всего комитеты ООН по вопросам беженцев(UNHCR) и развитию(UNDP), Евросообщество(EU) и Мировой банк(World bank), Международный фонд доверия(International Trust Found) правительства США, Германии, Японии, Швеции, Великобритании, Франции и некоторых других стран) выделяли десятки и сотни миллионов долларов. Так как данная тема достаточно специфична, то советую интересующимся прочитать написанную мною в 2002 году статью Гуманитарное разминирование в бывшей Югославии(Humanitarian mine clearing in former Yugoslavia) опубликованную под редакцией полковника инженерных войск в отставке Юрия Григорьевича Веремеева на сайте последнего ‘Анатомия Армии’.

Помимо разминирования, частные военные компании приняли участие и в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцеговине(International Task Police Force в 1996-2004 годах) и в Косово и Метохии(Police of UNMIK в 1999-2005 годах). Большую роль в данных регионах сыграла американская компания ДинКорп(DynCorp, Inc.),осуществлявшая набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий, а также участвовавшая в проверках работы персонала этих миссий. Другая американская компания появившаяся на территории бывшей Югославии Kellogg Brown & Root (KBR) являвшаяся частью Halliburton (в чьем управлении принимал участие Дик Чейни) занялась уже освоенной ею к тому времени работой по снабжению и тыловому обеспечению трудоустраивая десятки тысяч человек.

Войны в Афганистане (с 2001 года) и Ираке (с 2003 года) способствовали росту числа таких компаний получавших контракты, как напрямую от министерств и ведомств правительств США и Великобритании(Department of State, U.S. Agency for International Development,Department of Defence),различных управлений армии США(Army Corp of Engineers, Logistics Civil Augmentation Program, U.S. Army Contracting Agency southern Region Contracting Center ,от ООН(UNICEF, UNHCR,UNDP), мировой здравоохранительной организации(World Health Organization)а также разумеется, и от новых правительств Афганистана и Ирака, так и от различных западных компаний занимавшихся различными видами деятельности, но, прежде всего в областях нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения. Помимо этого большие компании нередко прибегали к использованию услуг других таких же фирм на подрядной основе.

Подобная практика нередко приводит к конфликтам между компаниями, принимающими иногда весьма значительные, в том числе в области политики размеры.

Данная сфера работы проводится под весьма плотным

По теме:

Загрузка...

4 комментария

Андрей 10.02.2010 at 20:06

Подскажите, как можно выйти на людей, чтобы уехать работать в ЧВК. Офицер запаса.

Ответ
Добромир 11.02.2010 at 15:10

Насколько я слышал иностранные ЧВС у нас не проводят наборов, так что придётся ехать в ихние представительства. Контактные данные ищите на их сайтах в интернете, к тому же для успешного найма нужно знание английского. Также ЧВС были замечены в черных делишках, работорговле, контрабанде оружия и наркотиков, так что будьте и к этому готовы.

Ответ
Жакен 09.11.2010 at 20:36

Заинтересован… Насколько мне известно, в Ираке сейчас уже есть российская ЧВК ( по телеку репортаж видел), данных нет.

Ответ
Добромир 09.11.2010 at 20:53

Видать тренируют в боевых условиях.

Ответ

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.