shadow

Милиционеры о системе


shadow
Милиционеры о системе

Милиционеры рассказывают о системе

По просьбе редакции семь сотрудников милиции (шестеро — на условиях анонимности) рассказали о том, что они думают о своей службе и как, на их взгляд, устроена жизнь работника внутренних дел.

Сергей В., капитан милиции, отдел вневедомственной охраны, стаж работы — 14 лет:

«На мой взгляд, у нас в милиции проблем очень много. Самая главная — с зарплатой. Потому что нереально жить на такие деньги честно, вот мы и крутимся как можем. Я сейчас работаю на «земле», а раньше служил в угрозыске и был поражен, когда впервые на «землю» попал. Ребята в моем подразделении заступают на смену с одной-единственной целью — заработать денег. Способов полно. Можно ограбить пьяного, можно остановить машину за ПДД, хотя, по идее, это только ГИБДД имеет право делать, можно подкинуть наркотики. А что вы хотите от людей? Они же получают за работу милиционера какие-то жалкие копейки. В среднем — десять тысяч без надбавки мэра. С надбавкой — двадцать две.

Я — сотрудник милиции. Я имею право делать все. Давайте я вам расскажу, как работают наши патрульные экипажи. Мы выезжаем в наряд на машине по трое человек. В нашем подчинении — вокзал. И каждый человек, который стоит и торгует дисками, каждый открытый ларек платит нам деньги. Ежедневно с каждой точки мы получаем от ста рублей до двух тысяч. А таких точек — до полусотни. У нас есть все телефоны торговцев. Ты подъехал — все, тебе принесли, и ты эту точку до следующего раза не трогаешь. Если на точке торгуют каждый день, мы ездим каждый день. Если реже — в зависимости от графика. Этой прибылью мы ни с кем не делимся. Она вся идет в экипаж. И деньги нам платят охотно, и руководству на нас никто не жалуется. А смысл им начальству жаловаться? Мы же с торговцами каждый день видимся.

Еще вот так деньги можно «снять» — едешь по улице, видишь, бьют кого-нибудь или обокрасть пытаются. Подъезжаешь, задерживаешь нарушителя и говоришь ему: «Или ты мне сейчас все свои деньги отдаешь, или я по рации про тебя в отделение передам». Он отдает. Ну и потерпевший, как правило, против такого расклада не возражает — ему лучше все на месте решить, чем у нас в отделении до ночи сидеть, показания давать.

У нас в отделе охраны служат нормальные ребята, у них свой дополнительный бизнес есть, и все в полном порядке. А есть парни, они из Подмосковья ездят, в три утра встают, чтобы на работу добраться, и их, конечно, только бабки волнуют. Мне повезло — я москвич. Но таких у нас в отделе хорошо если десять процентов.

С меня, с моего экипажа, требуют, чтобы за смену я доставлял в отделение трех-четырех человек за административные правонарушения. Где их брать — непонятно. Можно правонарушения в отделе купить. Приходишь в дежурную часть, даешь дежурному двести рублей, и он выписывает протокол, что якобы я кого-то с административным правонарушением доставил. А я, конечно, никого не доставил, но показатели с меня требуют.

Мы за отгул начальству тысячу рублей с носа платим. А у гаишников, например, не так. У меня много друзей в ГИБДД работают, так они рассказывают, что перед тем как на смену выходить, батальон в дежурку по две с половиной тысячи рублей с носа относит. Чтобы их коллеги, которые в дежурной части сидят и нарядами руководят, не ушли домой без денег. И так — каждый день.

Я никогда не брал денег на уличных преступлениях — только с торговых точек и с проституток, когда они по Садовому кольцу стояли. Это полтора года назад было. У моего экипажа в подчинении восемь б…дских точек было, и с каждого из сутенеров брали по восемьсот рублей в день. Каждый член экипажа после смены уносил домой до десяти тысяч рублей, потому что мы еще и с клиентов деньги снимали. Вот стоишь ты за углом с биноклем, смотришь: проститутка в чью-то машину садится. Ты едешь за их машиной, останавливаешь водителя, проверяешь документы. У проститутки, как правило, документов нет — значит, можно ее задержать. Водитель говорит: «Брат, я только что за нее шесть тысяч отдал!» А ты ему: «Ну плати половину от ее цены, а то в отделение проедем».

В 2000 году я в угрозыске работал. Наш тогдашний начальник вокруг себя такую команду сколотил, что мы ездили только по таким местам, где «тема» была, то есть денег срубить можно было. Еще долги выбивали: нам заимодавцы называли имена должников, мы у них долг выбивали, половину денег в отдел брали, половину — возвращали. Дела по долгам всегда в «пополаме» решают.

На самом деле я считаю, что народ должен знать, что происходит в милиции. И я уверен, что милиция не должна быть местом для решения денежных вопросов. Мы не звери, нас заставляют быть такими. Потому что другими мы этому государству не нужны».


Борис В., майор, управление милиции на Московском метрополитене, стаж работы — 14 лет:

«Очень грубо милиционеров, обитающих в метро, можно разделить на пэпээсников (патрульно-постовая служба), оперов (оперативники), уэсбэшников (управление собственной безопасности).

Многие пэпээсники кормятся за счет граждан. Прежде всего иногородних. Их Клондайк — привокзальные станции метро. Туда ставят только самых доверенных сотрудников — так называемых хороших: которые не будут жадничать и как следует поделятся с руководством. Чтобы попасть на толковую станцию, надо башлять процент командиру роты — он людей расставляет. В среднем заработок у ребят получается 3—5 тысяч в день — как повезет. На хлебных местах больше. А если какой-нибудь косяк запорол по службе или комроты «не порадовал», то тебя зашлют в такую дыру, где с «работой» полный глушняк. Но вообще многое зависит от везения и частоты «высоких» проверок («низовые» проверки бывают по нескольку раз в день, но они, по сути, формальность — смотрят только, чтобы сотрудник не был пьян).

Главная радость тех пэпээсников, которые хотят срубить денег, — убывающие граждане: они спешат, да и деньги у них при себе есть. Если поддатенький или без документов — вообще счастье. Цепляют такого, проверяют. Гражданин, как правило, сам показывает билет: у меня, мол, поезд. Это и есть самая большая ошибка — если билет не показывать, можно дешевле откупиться. А так его отводят в отделение, проводят досмотр вещей, смотрят, сколько наличности у клиента. И начинают крутить: мы тебя задерживаем для установления личности (если без документов) или до полного вытрезвления (если выпивши). Это все по закону, но человеку-то деваться некуда — у него поезд уходит. Стандартная цена вопроса — половина имеющихся в кармане денег. Иногда забирают все, понимая, что человеку некогда жаловаться — у него же билет пропадет. Однако так поступают редко, поскольку, если отобрать слишком много, появляется вероятность, что человек плюнет на свой паровоз и пойдет жаловаться.

Если все то же самое, но человек никуда не спешит, то тут три часа времени обойдутся гражданину в не самую значительную сумму — не больше тысячи. Но вообще — как договоришься, можно и соткой отделаться, поскольку хорошему милиционеру важно, чтобы человек ушел от него довольным.

Шанс, что нарвешься на честного пэпээсника, который отпустит просто так, есть, конечно. Но он невелик. Пэпээсниками ведь работают в основном иногородние или в лучшем случае из области — контингент там не приведи господи. Проверяли мы пару раз общаги, где они живут, — это просто кошмар, хуже притонов. Шлюх каких-то убогих к себе водят (непонятно даже, где такое отребье откапывают-то), бухают все время, даже поножовщина случалась. Такие, кстати, не гнушаются даже у людей по карманам шарить — у тех, кто на конечной в вагоне заснул. Его ведь, прежде чем разбудишь, можно и обчистить.

Трезвого человека с документами, который ничего не нарушил, задержать непросто. По закону вообще есть только один вариант — сказать, что он по приметам похож на фоторобот какого-то разыскиваемого преступника. В принципе, под эти приметы подходит пол-Москвы, но метод этот геморройный и редко используется, к тому же знают о нем только опытные сотрудники. Поэтому пэпээсники часто просто пользуются неграмотностью приезжих, которые своих прав не знают и при общении с сотрудниками милиции автоматически чувствуют себя жертвой, теряются.

Если милиционер видит, что перед ним грамотный человек, то наверняка отвяжется. Гражданину достаточно достать мобильник и набрать 02 со словами: «Я, имя, фамилия, меня на такой-то станции неправомерно задерживает ваш сотрудник». И все, у пэпээсника уже будут неприятности, поскольку звонки на 02 записываются и в обязательном порядке подлежат проверке. А уж вычислить, что это был за сотрудник (даже если он не представился) у нас в метро — раз плюнуть: все посты жестко распределены по точкам и по времени.

Кстати, территория нашей милиции ограничивается подземным пространством и пятачком, расположенным под козырьком входа в метро. Работать снаружи не принято — это считается беспределом и небезопасно. Там ведь чужая «земля» — залезешь туда, значит, совсем оборзел, тебе же хуже будет: тамошняя милиция тебя сдаст начальству, а оно уж по головке не погладит.

У оперов своя специфика: им надо раскрывать преступления. Что бы там ни трубили в прессе, на самом деле у нас по-прежнему сохраняется «палочная» система. Есть ли преступления, нет ли — будь добр раскрыть. Основной принцип — каждый месяц у тебя должно быть раскрыто не меньше, чем в предыдущий. Как правило, опер в месяц делает одну «палку». Если показатели не закрыты, руководитель подразделения получает на орехи и, соответственно, отгружает операм.

Понятно, что некоторые опера помимо «палок» еще и деньги делают. А какие в метро преступления? Львиная доля — карманные кражи. Однако настоящие карманники нехило отстегивают — их многие опера прекрасно знают в лицо, но трогать-то их нельзя. Примешь такого — он один звонок сделает, и тебе быстро объяснят, что негоже хороших людей задерживать. Если пойдешь на принцип, будут неприятности. Может даже оказаться, что ты со вчерашнего дня в органах не работаешь, так что карманника этого все равно придется отпустить.

Так что многие опера или ловят залетных (сдают незваных конкурентов, как правило, те же блатные карманники), или практикуют своеобразные подставы. Сидит, например, гражданин на станции и вдруг смотрит — рядом с ним мобильник или кошелек валяется. Он его поднимает, а тут соседка по скамейке ну верещать: «Держи вора!» Вроде как ее телефон. Тут же и свидетели образовываются, и милиция — все в сборе, все в курсе. Вот и идет такой терпила под статью — для «палки». Или домой идет — не бесплатно, конечно. Правда, такие трюки стараются проделывать в основном с лохами: таджиками всякими, хануриками или люмпенами — их прессануть проще. Им иногда даже просто так при досмотре кошелек в карман засовывают. А если мобильник поднимет нормально одетый товарищ, то, как правило, предпочитают не связываться (адвоката нормального наймет, да и мало ли какие у него друзья). Соседка просто скажет: «Отдайте, это мой» — и дело с концом.

Если ты кадровик, то можешь брать деньги за ускоренный перевод на другое место работы (порядка 20 тысяч рублей) и за досрочное — «за особые заслуги» — присвоение звания (2—3 тысячи долларов). Если проверяющий, можешь трясти оперов и пэпээсников за выявленные нарушения — по 500—1 000 р. за штуку.

Ну а если ты уэсбэшник, можешь доить самих милиционеров уже на другом уровне: мы для них то же, что таджики для нас. У уэсбэшников ведь тоже свои «палки» есть — им нужно за квартал столько-то ментов посадить. А некоторым еще и для себя денег заработать. Тут и реальные нарушения в ход идут, и подставы бывают — кто знает, что у тебя в сейфе может найтись.

Что касается начальства, то некоторые крышуют организованные группы — торгашей-лоточников, попрошаек-колясочников и щипачей-карманников. Соответственно, рядовые сотрудники к этим группам не лезут. Я как-то приехал с ежедневной проверкой на одну станцию — там несанкционированная торговля. Я тамошнему сотруднику говорю: «Придется на тебя нарушение оформить». А он мне отвечает, что ничего сделать не может, потому что этот развал с дисками лично такой-то начальник попросил не трогать.


Валентина Я., старший лейтенант, отделение дознания, стаж работы — 6 лет:

«Некоторые берут с граждан деньги за то, чтобы закрыть дело. Это дорогое удовольствие: дело можно закрыть, удалив все следы из базы, минимум за десять тысяч долларов. Вот недавно прикрыли кражу со взломом за восемьсот тысяч рублей. Деньги вроде бы поделили между своими людьми в ОВД и в прокуратуре. До нас деньги не доходят — ни дознаватель, ни опер дело развалить не может.

Если про так называемые палки говорить, то можно улучшить показатели по отделу еще вот таким способом: допустим, ловят гражданина на краже, приводят в отделение и вешают на него еще пять висяков по другим кражам. Суд, допустим, осуждает гражданина только по одному эпизоду кражи, которую он совершил, а по левым висякам — оправдывает. Но это при расчете показателей, сами понимаете, не учитывается.

У нас работает много хороших и честных ребят, но им грозят судом, рублем и жильем, и они вынуждены заниматься разными махинациями. Да, бывают упыри, которые черт-те что себе позволяют. Так, мой приятель видел, как один пэпээсник шарил по карманам у пьяного, который на обочине валялся. Бывает, что и у трупа по карманам шарят: чем неподвижнее объект, тем на самом деле проще.

Правда никому не нужна. В нашем ОВД нужны только сотрудники, на которых есть компромат, над которыми есть власть, которых можно унизить и запугать. А с меня что взять? Я взяток не беру, квартиру снимаю, компромата на меня нет, поскольку я под статью идти не готова. И да, я раньше на работу ходила как на праздник, сидела там сутками, а теперь иду на службу — как на эшафот.

Чем выше рядовой милиционер поднимается по служебной лестнице, тем сложнее ему оставаться честным: всегда найдутся старшие товарищи, которые наглядно объяснят, что лучше взять бабок и сделать, что нужно, чем спорить. А если он будет спорить, его легко притянут под статью — когда у человека по тридцать дел в месяц в производстве, суточные дежурства и бесконечное усиление, его легко на чем-нибудь подловить и впаять «халатность» или «превышение служебных полномочий».


Михаил Пашкин, председатель Координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы, стаж — 20 лет:

«Мне уже терять нечего, поэтому вы мою фамилию можете смело указывать. Я не боюсь.

Вы видели 650-й приказ — тот, что про оценку деятельности органов внутренних дел, от 5 августа 2005 года? В нем вся наша проблема. Там сказано, что количество раскрытых преступлений должно все время расти.

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Ведрусс    

    ну чтож…всегда были 2 мафии…:-))

    Рейтинг: 0
  2. Vortex    

    Пора валить всю эту корумпированную систему снизу доверху!! Просыпайся народ!

    Рейтинг: 0
    1. Добромир    

      Ды завалить то можно. Вот только кто на их место станет? Встанут такие же, или со временем превратятся в таких же. Нужна революция морально нравственная. :)

      Рейтинг: 0
  3. Арколн    

    Здравия Всем!
    Если уж кого и надо валить, так это того, КТО СВЕРХУ этой системы — «Рыба гниёт ТОЛЬКО с ГОЛОВЫ — ВСЕГДА». Больше всего, конечно достанется иудейским головам, а заслужили.
    А на счёт того, какие у ребят зарплаты маленькие и, «что на дежурство идут за заработком» и, что именно это является причиной (маленькие зарплаты) почему служилые становятся такими, как их старшие «товарищи». У народа такие зарплаты бывают — годами!, на такие суммы люди умудряются Жить без всяких льгот — один-два дня вашего дежурства, защитники вы «наши» — вот и весь доход…
    ВСЁ зависит от совести, т.е. от её наличия или отсутствия — от активной или пассивной жизненной (подчёркиваю -ЖИЗНЕННОЙ-ЖизнеУтверждающей) позиции самое главное от Понимания того, что происходит Вообще и ЧТО останется в наследие НАШИМ детям.
    Ни мне вас судить, я то вас очень хорошо понимаю — мы все из одного, простите стада — в одной системе зомбированы. Неужели ради этого и подобного дерьма («наши» работы-рабство-образ мысли и жизни)мы пришли в эту жизнь, ещё и детей своих собственными мыслями и руками с рождения в рабов превращаем. На хрена нужны были эти миллионы лет эволюции, чтобы СТАТЬ ВОРОМ, ПРЕДАТЕЛЕМ, ЛЖЕЦОМ (хочу подчеркнуть -ОФИЦИАЛЬНО-это касается не только служилых, но и, фактически, уже любой работы)) и в конце концов стать НЕНАВИДИМЫМ своими же детьми.
    Пора народ вспомнить о самом сокровенном и добром — о НЕТЛЕННОМ и закрепить Эту Память и, возможно, потихоньку, очень осмысленно и бдительно, чтобы случаем не зашебить голову ещё дрыхнущего соседа (ещё не сотоварища) ВЫРУЛИВАТЬ на СВЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ. Да, да именно «Человеческий», ибо его-то мы и потеряли.

    Желаю всем нам и далее учиться Зреть в Корень.

    Р.С. Вообще абсурд, любая спецслужба (во главе Массад), если ей понадобится будет знать о нас всё через…..секунд, минут, а мы тут друг перед другом боимся имя (хотя бы) своё озвучить…

    Елена.

    Рейтинг: 0
    1. Добромир    

      Дело говорите! И правы во всем, и про спецслужбы тоже, все фильтруется соратники писали не раз об этом….
      Кстати про детей — недавно меня посетили такие мысли. Если мы хотим светлого будущего, то необходимо заняться детьми. Понятно что наше антинародное правительство вряд ли сделает чтото хорошее на этом поприще, они только бюджет пилить могут. И вкидывать деньги в непонятные-неработающие нац. проекты. А ведь есть еще шанс все наладить, хотя сейчас очень непонятно куда кидаться и что и где налаживать, ведь везде все плохо. Угу, только по Тв все хорошо. А налаживать надо с детей, с родильных домов, с яслей и детсадиков, а потом и до школы, бассейнов и институтов дойдём. Сделать вменяемые нац проекты на эту тему. Наладить контроль. Вот вам и национальная идея которая никому не чужда и способна всех объединить.
      Потерянные поколения молодых — потерянное будущее.

      Рейтинг: 0
  4. Арколн    

    Правда твоя, Добромир: «А налаживать надо с детей, с родильных домов, с яслей и детсадиков, а потом и до школы, бассейнов и институтов дойдём. Сделать вменяемые нац проекты на эту тему. Наладить контроль. Вот вам и национальная идея которая никому не чужда и способна всех объединить.»,— ВНЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ — это тема ДЕТЕЙ, то что способно объединить даже слабомыслящих.
    Но я, в первую очередь, горой за детей Русов. Без возрождения Белой расы кранты всем остальным.
    Вы уж, обиду на меня оставте -охлодитесь, кто другой крови. Чтобы понять, то что я говорю, нужно побывать в разных «шкурах».
    Чтобы быть русом нужно уметь ПАХАТЬ во всех смыслах, и при этом менее всего заботиться о себе — менее всего, ДОЛГО и КРОПОТЛИВО; быть множество раз преданным, раздавливаемым, унижаемым — распятым много раз…, но, в роковой час иметь в себе Силы Духа подняться не только с колен, но и из дерьма, помятуя о том, что рядом точно такой же, как и ты…и ему не помешает твоя рука, а иной раз и хороший подзатыльник.

    Столько лет развития (эволюции), чтобы фактически сознательно встать на путь Предателя, Вора, Лжеца — Убийцы; прикрываясь тем, что нечем кормить детей,необходимо «самое необходимое»…. — и так сколько столетий происходит, а за последнее 100-летие проявилось в своих самых извращённых формах — практически во всех областях (работа, служба, учёба, спорт, «культура») — Ох, как же пропарены мозги — ВЫНУТЫ, ох, и слепота…!

    «ПРАВДЫ, ПРАВДЫ ИЩИ, ДАБЫ ТЫ БЫЛ ЖИВ». Второзаконие, 16:20.

    Зрим в Корень. Других шансов нет.

    Елена

    Рейтинг: 0
  5. Добромир    

    «Другая кровь» я думаю поймет. А если не поймет то объясним. Мы не против всем и каждому помогать, помогаем и помогали всегда. Да только сейчас у нас самих беда. И беда в том, что сами ДРУГ-ДРУГУ помогать разучились!!! Русские — хватит сидеть прятаться за железными дверьми! Ведь сидим все как в концлагере в панельных клетушках за железными дверьми, толкьо смотрят теперь не на нас а наобоорт, мы наружу. А телевизор нам как надзиратель. Ведь передавят всех по одиночке…

    Рейтинг: 0
  6. vays    

    Добромир и Арколн, вы как малые дети. Будьте реалистами. Посмотрите, правительство делает всё, чтобы каждое следующее поколение было тупее предыдущего и денег на это не жалеет. Почему вы спросите? Потому, что они «Власть предержащие», служат не себе и не народу, а Бинделбергской группе. И этим всё сказано.

    Рейтинг: 0
  7. Добромир    

    Ну вод представьте себе что есть кто то — кто этого не видит и видеть не хочет. Вот и пытаемся донести это до людей.

    Рейтинг: 0
  8. kate    

    Почитала ….ужасно…как такие люди вообще на свете живут, моральные уроды, мягко говоря, а если грубо, то слов приличных не найти…

    Рейтинг: 0
  9. Perfect    

    Ну их всех на.х. У нас полно брошенных деревень. Там на прекрасной русской природе можно организовать общинное жизнеобеспечение. Хотя и не шикарно будет, каждый будет работать, но жить можно независимо и довольно таки приятно — свежий воздух и все такое.

    Рейтинг: 0
  10. Сергей    

    ОБИДНО !!! Работал в МИЛИЦИИ 10 лет, в Чечню ездил, наград куча, благодарностей 29 штук, премий за раскрытие немеренно, а что в итоге, вы сокращены по штату !!! Предложили должности не в городе, не рядом с городом, а в городах и посёлках за 80 км и более! КАК ТАК ???!!! И всё по закону ?!!!! ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ ???!!!!!…

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

😉